Хамелеон сидел высоко на ветке и менял цвета, переливаясь всеми оттенками радуги. Из нежно-малинового он становился пурпурно-синим, из бирюзового -- кричаще-оранжевым. Снизу за ним восхищенно наблюдала ящерица-геккон.
--Зато я гибкая и ловкая, и умею прятаться в каждой щели, -- наконец заявила она.
--Завидуешь? -- Лениво поинтересовался хамелеон.
--Вовсе нет! -- Возмутилась маленькая ящерица. -- А как у тебя получается быть таким красивым?
--Я просто выделяюсь из серой массы. В отличие от моих заурядных братьев, мне мало оттенков листвы и ветвей. Я художник. Я поэт! Я должен показать миру всю палитру красок!
--Здорово, -- вздохнула ящерица-геккон. -- А я, наверное, посредственность...
--Почему же? Зачем сразу ставить на себе крест?! -- Вдохновившись, хамелеон стал пламенно-алым. -- Каждый может выделиться из толпы! У каждого есть уникальный талант! Просто нужно как следует вглядеться в себя, найти свой собственный путь. Скажи-ка, чем обычно занимаются твои сородичи?
--Ну, они прячутся в щелях и разломах, быстро бегают и жмутся по стенам.
--Вот! Вот оно! -- Вскричал хамелеон, высунул язык, поймал мошку и тут же ее проглотил. -- Поступай точно наоборот! Залезь на самую верхушку дерева, чтобы видеть весь мир. Встань на ноги. Выпрямись. Делай все необычным образом, и ты обретешь уникальность!

Следуя совету хамелеона, ящерица забралась наверх. Неуверенно выпрямилась. С трудом балансируя в непривычном положении, прошла на задних лапах к кончику ветви. Мир раскинулся перед ней, как на ладони: зеленый древесный ковер и сверкающие излучины рек; купол небосвода; синяя дымка далеких гор. Ветер нес незнакомые запахи. Солнечные лучи блестели на ее шкуре. Голова ящерицы слегка кружилась. Потом сверху упал коршун, схватил ее и улетел прочь, обедать.

А хамелеон, едва в небе появилось темное пятнышко, изменил цвет, сделавшись изумрудным, словно листья, и коричневым, будто ветви.
--Если б я была царицей, -- говорит львиная голова Химеры, -- я бы устроила миру шикарный Конец Света! Всем титанам на зависть! Только представьте: пожары, потопы, гигантские монстры... Ах!
--В отличие от тебя, я бы растянула удовольствие, -- возражает змеиная голова. -- Устроить один красочный Апокалипсис может даже младенец, если ему дать соответствующие средства. А что потом? Будем сидеть на пепелище и от скуки в карты играть? Нет уж, стань я царицей, я бы устроила тысячелетнее царства зла! Мучила бы, но в меру, чтобы размножаться успевали.
--А если б я была царицей, -- застенчиво добавляет козья голова, -- я бы родила царю мальчика. Или девочку...
Все три головы вздыхают и замолкают. Окидывают взглядом окрестности.

Плоская, как стол, каменистая пустыня. Блекло-голубой горизонт изрыт черными точками грифов. Неподалеку греется на камне ящерица и флегматично наблюдает за происходящим. Ни одного царя, хотя бы самого завалящего.

--И ведь ему даже не пришлось бы между нами выбирать, -- с грустью говорит одна из голов Химеры, но ящерица не видит, какая именно, поскольку к тому времени уже отворачивается.
Девочка и ящерица пристально смотрели друг на друга.
-Я сильнее, - сказала девочка.
-А я ловче, - парировала ящерица.
-Я больше!
-А я умнее. Кроме того, - ящерица прищурилась, - я умею путешествовать по снам, происхожу из древнего рода (в кузенах у нас сами драконы) и знаю, где укрыты в земле драгоценные клады.
Воцарилась тишина, нарушаемая лишь стрёкотом кузнечиков. Под самодовольным взглядом ящерицы девочка надолго задумалась.
-Зато, - наконец сообщила она, - у меня два хвоста, а у тебя один.
И в подтверждение сказанного девочка даже дёрнула один из своих капроновых бантов.
Что тут возразишь?
С тех пор ящерицы предпочитают обходиться без споров.
Читаю про ящериц в "Иллюстрированной энциклопедии животных всего мира". Очень познавательно. Вот, скажем, малый поясохвост, ящерица-ёжик, вся покрыта крепкими чешуями и шипами. При нападении хищника она сворачивается кольцом, зажимая кончик хвоста во рту, и растопыривает все свои шипы. Попробуй такую укусить! Однополых хлыстохвостых ящериц проблема взаимопонимания полов, как следует из их названия, не колышет. Они все самки и размножаются клонированием. А вот обыкновенная исполинская ящерица, которая, впрочем, только в Австралии обыкновенная, обладает большим ярко-голубым языком. Если на нее нападает враг, она немедленно показывает ему язык, повергая обескураженного негодяя в шок.

В этой энциклопедии, кстати, ещё много про кого есть - например, про белок и глубоководных рыб-удильщиков...
amarantina: (чапаем)
( Sep. 15th, 2005 07:05 pm)
Что, кроме цвета, отличает зеленую игуану от оранжевой? Только то, что вторая революционно настроена.
Если оторвать хвост у петуха, он заорет и даже, пожалуй, клюнет тебя в глаз. Если оторвать хвост у ящерицы, она, конечно, тоже расстроится, но промолчит и будет тихо отращивать себе новый хвост. Однако всякое бывает.

Однажды некая ворона подкралась к некой ящерице и оторвала у нее хвост. Шутка такая. Но, как выяснилось, ящерица шуток не понимала. Она обиделась, и всерьез - ведь это был уже десятый оторванный хвост за эту неделю. Глотая слезы, ящерица принялась растить хвост и обиду. И чем больше становился хвост, тем злее и больше становилась ящерица. Когда же хвост окончательно вырос, ящерица тоже выросла и превратилась в Годзиллу. "Ррр", - сказала Годзила и злобно огляделась. Затем топнула ногой и раздавила близлежащий город. А вместе с городом и склонную к шуткам ворону.

Мораль же, собственно, следующая: не отрывайте хвост!
Гуляла как-то раз ящерица по родной деревенской улице, никого не трогала, а ее вдруг кошка поймала. Причем не местная кошка, а приезжая, городская. Эта кошка вообще-то считала, что поймала мышь. Ведь она была очень домашней кошкой и обладала весьма ограниченным кругозором. Она была уверена, что все живые существа бывают только четырех типов: кошки, люди, собаки и мыши.

Свежепойманная мышь представляла собой, похоже, совершенно новый и незнакомый ей вид мышей - худющая, без шерстки, да и запах странный. Так что кошка очень заинтересовалась. А ящерица, что неудивительно, была растеряна и испугана. Вновь обретя дар речи, ящерица спросила у кошки:
-Зачем ты меня поймала, я же ящерица, а не мышь?
Кошка прищурилась на ящерицу и ответила:
-Все мыши так говорят. Но я все равно их ем.
Ящерица ощутила внезапную слабость в коленках.
-Погоди, - воскликнула она, - ты не понимаешь! Я же ящерица! Я-ще-ри-ца!
Кошка молча смотрела на несчастную ничего не выражающим взглядом.
-Я все объясню, -продолжила ящерица звенящим от напряжения голосом. - Ящерицы - это вовсе не мыши. Они совсем другие! И кошки никогда не едят ящериц!
-Все мыши так говорят, - сказала кошка. И дернула ящерицу за хвост.
-Ну хорошо, - смирилась ящерица. - Я мышь. Но я мышь совершенно особой разновидности. Я очень, очень, очень невкусная мышь! Посмотри, какая я худая, во мне же совсем нет мяса!
-Все так говорят, а я их ем, - лениво протянула кошка, щекоча когтем животик своей жертвы.
-Ладно, ладно, я вкусная мышь! Но я очень ядовитая мышь! Ужасно ядовитая! Гарантированная смерть в страшных муках через пять секунд после принятия внутрь! - От отчаяния ящерица совсем посерела.
-Все так говорят. И я тебя съем.

Тут ящерица упала в обморок.
Кошка потрогала ее лапой и решила, что забавная мышь сдохла. Конечно же, она ее не съела, ведь эта очень городская и очень домашняя кошка питалась исключительно кошачьим кормом лучших сортов. И, так как дохлые мыши не слишком интересны, кошка просто ушла, помахивая хвостом.

А ящерица, между прочим, получила нервный стресс на свою голову.
Слон и кит поспорили, кто из них больше.
Много шуму было.
-Я большой, как гора, - уверенно заявил слон.
-А я - как айсберг, - парировал кит.
-Разве ты большой?! Вот я огромный, это сразу видно. А ты мелкий и плоский.
-Ха! Да я в три раза тебя больше! Меня просто под водой не видно.
-Его, видите ли, не видно! - съязвил слон. - Ничего умнее не придумал?
-Доказательства нужны?!! - разгневанно вскричал кит и демонстративно выпрыгнул из воды.
А потом назад в море плюхнулся, и так хорошо плюхнулся, что слона целиком водой окатил.
Слон вконец разъярился, схватил бревно, да как швырнул его в кита - прямо в глаз попал. У кита потом здоровый фингал под этим глазом вскочил, месяц не проходил.
Тут такая катавасия началась, что даже рассказывать страшно. И ругались кит со слоном нехорошими словами, и швырялись друг в друга чем попало, а потом вовсе в драку полезли. Прыгнули друг на друга, будто коты разъяренные. Высоко и далеко прыгнули: слон в воду попал, а кит - на землю.
-Аа! Тону! - закричал слон.
-Аа! Задыхаюсь! - закричал кит.
-Спасите! - закричали оба.

А ящерица, которая все это время сидела неподалеку на камне и наблюдала, тяжело вздохнула. "Ну вот, - подумала ящерица, - опять придется одного в воду втаскивать, а другого из воды вытаскивать".

Думаете, легко маленькой ящерице китов и слонов таскать? То-то же! Не ссорьтесь.
Ящерицы живут в пустынях, горах, лесах и в нашей средней полосе. И все они любят греться на солнце. Заберутся на теплый камень или ветку, сидят, дремлют, млеют и кайфуют в ярких солнечных лучах. Со стороны может показаться, что ящерицы просто бездельничают. Но это не так. На самом деле, каждая греющаяся на солнце ящерица мечтает мечту. Это мечта о крыльях - о больших прекрасных крыльях, полупрозрачных и переливчатых, которые поднимут гибкое ящерицыно тело и вознесут его высоко в небо, к самому солнцу. Там, в раскаленной синеве и солнечном сиянии, ящерица может млеть и дремать, сколько захочет; туда не являются угрюмые тучи и промозглая ночь, старые враги ящерицыного рода. Там всякая ящерица может наконец согреться...

Вот так сидят ящерицы на солнышке и мечтают. Когда-нибудь домечтаются.
Как-то раз решили крыса с ящерицей пожениться. Правда, священника в лесу не было, зато был очень мудрый филин, ничуть не глупее любого священника. Он знал по имени каждую звезду, а тому, кто разбирается в звездах, разобраться в свадьбах должно быть совсем нетрудно. Рассудив таким образом, крыса с ящерицей обратились к филину с просьбой их поженить. Филин немного подумал и спросил:
-А по какому обряду вы хотите заключить ваш брак?
-Какому такому обряду? - не поняли крыса с ящерицей.
-Брачному обряду.
На некоторое время воцарилось озадаченное молчание.
-А что, так просто жениться нельзя? - осторожно спросила крыса.
-Нельзя, - строго ответил филин. - Все женятся по обряду. Но так как всех много, то и обрядов много. Каждый обряд соответствует культурно-исторической стадии развития социума, представляя собой интегрированный элемент социально-культурного континуума, функционально выражающий...
-Да-да, мы поняли, - прервала филина умная крыса.
Но наивная ящерица спросила:
-А какие бывают обряды?
-Гхм, - обрадованно сказал филин. - Ну, скажем, православный, шиитский, мормонский, католический, зороастрийский, конфуцианский, ольмекский, маздаистский, лютеранский, ведический, римский эпохи Республики, современный конголезский, угро-финнский, ламаистский...
Голос филина гармонично сливался со стрекотом кузнечиков и жужжанием ос. На небе прихорашивалось легкомысленное летнее солнце, на полянке сплетничали ромашки, а дубы смотрели на все это с плохо скрываемым неодобрением. Вскоре филин, крыса и ящерица уже крепко спали, уютно устроившись под лопухами. Когда же они проснулись, выяснилось, что как-раз созрела земляника, и все отправились ее есть. Про свадьбу так никто и не вспомнил.
Крыса и ящерица - друзья. Просто ящерица гладкая, а крыса мохнатая. Как-то раз пошли они в лес на прогулку. И конечно, на них напал серый волк. В сущности, волк просто не соображал еще ничего после вчерашней пьянки, потому и напал, а на самом деле у волков от крыс и ящериц живот болит. Крыса с ящерицей удивились, но побежали, а серый волк побежал за ними. Однако волк был обормотом и алкоголиком, зарядки не делал, а после пьянки так и вовсе ничего не соображал. Неудивительно, что он врезался в первое попутное дерево, упал и потерял сознание. Потеря сознания плавно перешла в нездоровый сон, и приснилось волку, что он съел крысу с ящерицей и смертельно отравился. Тут волк проснулся в холодном поту и от ужаса вскарабкался на самую верхушку того дерева, под которым он валялся. Так до самой ночи просидел серый волк на дереве, ожидая своей неминуемой смерти. Смерть миновала, но после этой истории волк перестал пить и начал делать зарядку.
amarantina: (Default)
( Mar. 23rd, 2004 11:45 am)
Внизу есть земля, а наверху - небо. На земле живет миллион ящериц - красных, зеленых и синих, гладких и шершавых, древесных и пустынных, больших и маленьких... Словом, разнообразных. И целый миллион. А на небе живет солнце. Оно тоже разнообразное - то белое, то красное, то большое, то маленькое, то жаркое, то холодное. Но только одно.

Солнце ласково улыбается и нежно греет ящериц в своих лучах. А ящерицы сидят на своих камнях, греются и дремлют. Когда же солнца нет, они прячутся под камни и снова дремлют. Но вот что интересно. Солнце одно, а ящериц миллион. Тем не менее, солнце улыбается каждой ящерице. Значит, солнце одновременно дарит целый миллион улыбок! Вот вы попробуйте улыбнуться миллионом улыбок одновременно. Получилось? Так-то! А у солнца получается. И откуда у него столько улыбок берется?

Сами ящерицы над этим вопросом голову не ломают. Каждая ящерица уверена, что солнце улыбается ей одной, потому что это ее личное солнце. У других ящериц есть другие солнца, которые не имеют никакого отношения к ее собственному. И каждая ящерица радостно улыбается своему единственному и неповторимому солнцу. Таким образом, с точки зрения ящериц, миллиону ящериц улыбается миллион солнц, и миллион ящериц улыбается им в ответ. Возможно, они и правы.
amarantina: (Default)
( Mar. 18th, 2004 04:22 pm)
Многие отмечали парадоксальность улыбки Чеширского Кота. А вы представьте себе улыбку ящерицы! :)
И создал Бог мир. А затем Он создал ящерицу. "Как-то здесь слишком шумно," - подумала ящерица о мире.

С тех пор ящерицы молчаливы.
-О, возлюбленная моя! Что может сравниться с твоей красотой? Твоя кожа нежнее лепестков роз, твои глаза ярче изумрудов, твои пальчики тоньше травинок! Даже солнечные лучи боятся коснуться твоего восхитительного тела, преклоняясь перед этим божественным совершенством... Ах, я недостоин тебя, о прекраснейшая! - Так думал куст об очаровательной ящерице, стараясь отбрасывать тень немножко правее, чтобы не заслонять любимой солнце. Ведь, как и подобает ящерице, она грелась в солнечных лучах, уютно расположившись на большом плоском камне.

Это была любовь с первого взгляда, так что вышеприведенный монолог повторялся в различных вариациях уже несколько часов подряд - с тех пор, как ящерица устроилась на камне, а куст ее впервые увидел. Но оба они могли подолгу предаваться любимым занятиям. Они вообще отлично подходили друг другу: она, такая милая и изящная, возможно, чуточку капризная, но сколь же обворожительная! - и он, преданный и заботливый, мужественный и поэтичный. Возможно, это была самая прекрасная пара на свете, самая большая и светлая любовь - куда там Джульетте с Ромео!

Но - увы! - куст не умел говорить, поэтому все его любовные признания произносились лишь в мыслях. Так и осталась эта любовь неразделенной.
.

Profile

amarantina: (Default)
Amarantina

June 2011

S M T W T F S
   1234
567891011
1213141516 1718
19202122232425
2627282930  

Syndicate

RSS Atom

Expand Cut Tags

No cut tags
Powered by Dreamwidth Studios