Будучи подростком, я придумывала множество историй-фантазий. Одной из постоянных тем этих фантазий было “взросление в одиночестве”. Я придумывала маленького ребёнка-героя, практически всегда девочку, но такую девочку, которая была бы максимально на меня саму не похожа, после чего помещала её в такие условия, где бы ей критично не хватало общения. А потом я методично и тщательно представляла себе этапы и детали её взросления.

Апофеозом данной разновидности фантазий стала история о девочке в скалах. Моя героиня )
Когда я училась в школе, не раз бывало так: ночь, темнота, я лежу в кровати, завтра идти на уроки, а там -- контрольная, к которой я не готова. Очень малоприятная перспектива. И очень-очень-очень не хочется идти в школу. Однако до утра ещё далеко, а впереди -- целая ночь, наполненная снами и фантазиями. Чем больше будет снов и фантазий, тем длиннее станет ночь, и тем дальше отодвинется призрачное утро.

Сегодня я вдруг подумала, что грядущая старость -- это школа, смерть -- это контрольная, а вся моя текущая жизнь подобна той самой ночи перед контрольной -- яркой, длинной-предлинной ночи, заполненной книжными приключениями. И я знаю: что бы я ни делала, когда-нибудь эта ночь закончится, наступит вечно-хмурое московское утро и придётся идти сдавать контрольную. Правда, не прямо сейчас. Я думаю так, закрываю глаза и погружаюсь в яркие сны, и чем ярче мои сны, тем дальше кажется утро.
Когда я была студенткой, я была очень юным, очень голодным и довольно печальным существом. Из тех времен у меня есть пара съедобных образов-воспоминаний:

1. Два йогурта, всегда находившиеся у папы в холодильнике, но предназначенные, увы, не мне, а двум младшим детям. Эти кисломолочные продукты до сих пор терзают мое подсознание :) Разумеется, я знала, что о маленьких детях надо заботиться в первую очередь. Однако эти йогурты искушали меня, будто святого Антония в пустыне. Следуя примеру Антония, я победила инстинкты, но, не попав в мой желудок, йогурты оставили горькое чувство несправедливости в моей голове.

2. Варенье к чаю, которое я однажды ела у папы. Между прочим, прямо из банки. Вначале все семейство поедало варенье на равных, но потом родители вдруг заявили моей младшей сестре Яне, что ей больше нельзя. Без всяких видимых причин; дескать, маленькая еще, вот и нельзя. Чем не волюнтаризм и возрастная дискриминация? А мне было можно :)

Все-таки хорошо быть взрослым. Никто не запрещает есть варенье, и кровь из носа больше не течет.
Уму непостижимо, но я до сих пор боюсь дверных глазков.

Некогда в детстве я посмотрела фильм, в котором ужасное одноглазое чудовище путешествовало в поезде и пожирало несчастных пассажиров. На охоту оно выходило ночью, сияя страшным белым глазом. Прочее содержание фильма осталось мне неведомо, поскольку я весь киносеанс провела за диваном, время от времени высылая на разведку к телевизору свою сестру (на 5 лет младше, между прочим).

С той поры белый дверной глазок стал моим главным кошмаром, оттеснив на второе место даже безымянных чудищ из-под кровати. Сколько раз, помнится, я пробиралась ночью к туалету наощупь, зажмурившись, лишь бы не видеть взирающий на меня Глаз Неведомого! А сколько страхов было связано с гипотетическими бандитами, которые могут выстрелить через глазок, заметив в нем хозяйский глаз! Узнав о подобном случае из криминальной хроники, я взяла за правило подкрадываться к двери при звонке на цыпочках, прижиматься к глазку лицом и только после этого поднимать заслонку. Ну, чтобы снаружи ничего не заметили. Определенно, дверной глазок -- это дыра, сквозь которую на уютную цивилизованную жилплощадь проникает хтоническая жуть из коридора.

И даже теперь, с наступлением ночи, я порой нервно оглядываюсь в сторону дверного проема -- но с облегчением перевожу дух. Благословите, ангелы, того, кто придумал двойные двери!
Пришло время рассказать о самом страшном сне в моей жизни. Когда он мне приснился, мне было 6-8 лет, точнее не помню. Во сне я спала в своей комнате, на своей кровати. Ко мне подползли две страшно ядовитые змеи, засланные ко мне одним негодяем с самыми убийственными намерениями. Они забрались на кровать, и одна из змей укусила меня в ногу - в стопу левой ноги, как сейчас помню.

В этот момент я проснулась, по настоящему проснулась, однако я не сразу осознала, что все произошедшее со мной было всего лишь сном. Ведь обстановка во сне ничуть не отличалась от обстановки в моей комнате, я лежала на собственной кровати, даже поза моя была точно такая же, как и во сне. Змей видно не было, поскольку они прятались под одеялом. И это так естественно - проснуться от довольно болезненного укуса змеи. А так как реальность всех моих снов является абсолютной, то есть я никогда не осознаю, что сплю, то как, спрашивается, возможно было отличить нашу действительность от реальности сновидения? Словом, я, уже проснувшись, искренне продолжала верить в мир моего сна.

Укус змеи, между прочим, был смертельным. И я это прекрасно осознавала. Я чрезвычайно ясно чувствовала, как леденящий холод и немота расползаются от ступни вверх по ноге; очень скоро паралич должен был охватить все тело. А затем - смерть; времени у меня оставалось не больше минуты. Ничего изменить было уже невозможно, и мне оставалось только следить, как истекают последние секунды моей жизни.

Подозреваю, что если бы в тот момент до меня наконец не дошло, что все произошедшее имело место лишь во сне, то это обстоятельство не дошло бы до меня никогда.
amarantina: (Default)
( Mar. 9th, 2004 05:22 pm)
В детстве я мечтала быть кудрявой голубоглазой блондинкой. Натуральной. И чтобы звали меня Эльвирой.
.

Profile

amarantina: (Default)
Amarantina

June 2011

S M T W T F S
   1234
567891011
1213141516 1718
19202122232425
2627282930  

Syndicate

RSS Atom

Expand Cut Tags

No cut tags
Powered by Dreamwidth Studios