amarantina: (alex chereches: moby&cthulhu)
([personal profile] amarantina Nov. 16th, 2010 02:39 pm)
Вечером в понедельник Фёдор Ухоморов обычно пребывал в хорошем настроении. Дело в том, что по вторникам и пятницам (вернее, в ночи на вторники и пятницы) Фёдор травил Петра Колбаскина.

Колбаскин ему никогда не нравился. Вот как в первый раз зашёл в контору, так сразу и не понравился. Колбаскин был плавен, округл, болтлив и елеен, задавая разительный контраст с угловатым Ухоморовым. И чем дольше длилось их знакомство, тем активней лёгкая антипатия Фёдора перерастала в злобную неприязнь. Колбаскин оказался несносен. Он трещал без умолку. Он не мог заполнить ни одной таблицы, не взмолив о спасении и не поплакавшись о своей компьютерной беспомощности. Он без конца рассказывал о своей тёте. Он не делал ничего толкового, сваливая муторную работу на Фёдора, зато со всеми дружил. Он постоянно приносил на работу “пироженки”, угощая желающих рецептами и адресами пекарен. И наконец, самое непростительное: Колбаскин являлся начальником Ухоморова. А разве не Фёдор работал в конторе без отпусков уже пять лет? А разве не Фёдор служил каждой дырке затычкой и спасал всех этих кретинов от ими же созданных проблем? Тем не менее, после ухода Матвея Ивановича на пенсию начальником стал вовсе не Фёдор Ухоморов, как следовало ожидать, а негаданно соткавшийся из воздуха ласковый и пухлый Пётр Колбаскин!

Разве удивительно, что Фёдор и минуты не раздумывал, получив письмо с предложением Охоты? Нет, Ухоморов не сомневался; напротив, он немедленно приступил к сбору документов, и уже к следующей субботе был готов приступить.

Охота, в общем-то, оказалась самой обычной, без изысков. Конная, с егерями, с собаками; по стандартным маршрутам. Егеря профессиональны, но не более того. Однако Ухоморов, в отличие от того же Колбаскина, никогда и не претендовал на статус гурмана. Он всегда был простым человеком и сотрудником, -- умелым, аккуратным, обязательным и пунктуальным. Всё, что он делал, он делал хорошо, а лучшее, как известно, -- враг хорошего. Так что Фёдора всё устраивало. Пусть он травил незамысловато, зато с упоением.

Ах, как замирало Фёдорово сердце при виде спины бегущего Колбаскина. До чего же сладко было наблюдать, как Пётр в очередной раз спотыкается, разбивает колени, плачет, падает в лужу! Ветер свистел в ушах Ухоморова, но его ноги лишь крепче сжимали лошадиные бока, поддавая жару, подбавляя скорость. В иное время сдержанный, на Охоте он кричал и улюлюкал во всю глотку при виде своей жалкой, жирной и мелко трясущейся жертвы, кое-как улепётывающей от тёмных всадников. Эти моменты сделались едва ли не самыми счастливыми эпизодами его довольно скучной (в остальном) жизни. Приятнее ночных Охот были лишь их дневные следствия.

В самые первые дни после начала травли не происходило ничего особенного. Колбаскин вёл себя как ни в чём не бывало, заставляя Фёдора нервничать и сомневаться в эффективности ночных мероприятий. Однако со временем Ухоморов подметил: по вторникам и пятницам Пётр становится необычайно уныл и рассеян. Через несколько недель Охот уныние Колбаскина не только не прошло, но и постепенно распространилось на другие рабочие дни. Лицо Петра отекло, под глазами залегли чёрные круги; ранее пыхтевший здоровьем, Колбаскин теперь начал жаловаться на ревматизм и давление. Вместо кондитерских изделий он принялся таскать на работу всевозможную гомеопатию; в разговоре увлекался медицинскими темами, охотно делился адресами аптек. Особенное торжество охватило Ухоморова в ту пятницу, когда Колбаскин впервые опоздал в контору на целых пятнадцать минут. С тех пор пятнично-вторничные начальственные опоздания заняли прочное место в жизни Петра и Фёдора.

В общем-то, все эти месяцы Ухоморов существовал по отличному расписанию: в понедельник и четверг предвкушал, во вторник и пятницу наслаждался, по средам и субботам смаковал послевкусие. Ну а воскресенье, как известно, -- выходной день. Однако в последнее время Фёдора начали беспокоить кое-какие обстоятельства. Заметив однажды утром у себя в зеркале мешки под глазами, Фёдор по первому разу не обратил на это внимание. Тем не менее, эта маленькая неприятность никак не желала проходить, и довольно скоро к ней также добавились утренняя головная боль, утренняя разбитость и постоянно ноющая спина. Да и сами по себе мешки под глазами -- вовсе не такая мелочь, как может показаться; ведь Фёдор всегда столь гордился своим неизменно бодрым и подтянутым видом! Словом, в голове Ухоморова постепенно проросла мысль о том, что он, в конце концов, уже не мальчик, да и здоровье у него не самое подходящее для полуночных гонок по городским окраинам в любую погоду -- под дождём, снегом и ветром.

Нет-нет, по большому счёту всё это были мелочи, бессильные омрачить Фёдорово позитивное настроение. Тем более, по понедельникам. И нынешний бодрый понедельничный вечер также не явился исключением. Просто сегодня он принял решение заглянуть перед Охотой в Бюро. Документы, разумеется, были подготовлены заранее, расписание приёма согласовано, и теперь Фёдор нетерпеливо ёрзал на казённом стуле, поглядывая на часы -- время близилось к полуночи.

Пожилой чиновник за конторкой пожевал губами, разглядывая заявление. Потом, блеснув очками, вперил в Ухоморова немигающий доброжелательный взгляд.

--Я понимаю Ваши обстоятельства, сударь, а также всю трудность сложившейся ситуации, однако вынужден сообщить Вам, что разрыв контракта по данной форме не предусмотрен Договором. Мои сожаления, господин Ухоморов.

--Как так? -- Удивился Фёдор. -- Я написал заявление точно по регламенту; и я уверен, что собрал все справки.

--Со справками всё в порядке, что Вы! Я не о том. Боюсь, вы забыли свериться с комментарием 16-B второго экстраординарного приложения к Договору. Взгляните, -- чиновник торопливо зашуршал гербовой бумагой. -- Так, вот здесь, внизу страницы. Видите? Тут написано, что контракт автоматически аннулируется в момент естественной либо насильственной смерти -- как Вашей собственной, так и Вашей жертвы. Ну да это Вы знаете. Лучше обратите внимание сюда: здесь указано, что преждевременный разрыв контракта возможен строго и исключительно в одном случае: если Ваша жертва похудеет до состояния диагностируемой по клиническим признакам анорексии, с приложением соответствующих медицинских заключений. Заявления на иных основаниях не подлежат рассмотрению. Так, это печать, а это, смотрите, Ваша подпись и подписи обоих свидетелей; словом, всё заверено строго по форме, можете не волноваться.

Чиновник ободряюще улыбнулся Ухоморову, чуть приподняв свои редкие брови, и Фёдор в ответ машинально кивнул. Его очень отвлекал холодный и неожиданно обильный пот, противно стекающий по шее под белый воротник рубашки. Пытаясь отвлечься от неприятных ощущений, Ухоморов лихорадочно перебирал статьи Договора, но тут чиновник взглянул на часы.

--Двенадцать, -- сказал он. -- Вам пора.

Как это принято во сне, перемещение обошлось без впечатляющих эффектов: лёгкое подмигивание реальности, и Фёдор уже сжимает колени на боках своего чёрного жеребца, мчась по пустырям и подворотням сквозь моросящий дождик -- а там, впереди, мелькает знакомая упитанная туша, не похудевшая за прошедшие месяцы, кажется, даже и на грамм.

* * *

На следующее утро Фёдор впервые в жизни подошёл к Колбаскину не по рабочему вопросу.

--Пётр Сергеич, -- несколько неловко проговорил Ухоморов, -- а не подскажете ли адресок той гомеопатической аптеки, о которой Вы на прошлой неделе упоминали?
From:
Anonymous( )Anonymous This account has disabled anonymous posting.
OpenID( )OpenID You can comment on this post while signed in with an account from many other sites, once you have confirmed your email address. Sign in using OpenID.
User
Account name:
Password:
If you don't have an account you can create one now.
Subject:
HTML doesn't work in the subject.

Message:

 
Notice: This account is set to log the IP addresses of everyone who comments.
Links will be displayed as unclickable URLs to help prevent spam.
.

Profile

amarantina: (Default)
Amarantina

June 2011

S M T W T F S
   1234
567891011
1213141516 1718
19202122232425
2627282930  

Expand Cut Tags

No cut tags
Powered by Dreamwidth Studios